Телефоны на все случаи

Единый телефон службы спасения
тел. 112

Календарь мероприятий

в п в с ч п с
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 

   

 

Официальный интернет-портал правовой информации  

 

 

Где стоял родной дом Серафима Саровского? - ответ на этот вопрос ищут историки и краеведы

1 августа православный мир отметит 259-ю годовщину со дня рождения преподобного Серафима Саровского и 110-летие его канонизации. О жизненном пути батюшки Серафима можно узнать из множества источников, и только один вопрос, особенно актуальный для курян, остаётся пока без ответа: местонахождение его родного дома в городе Курске. На этот счёт существует несколько версий, которые в процессе своей изыскательской работы с различными документами 18 века, хранящимися в Государственном архиве Курской области, критически разобрал известный курский краевед кандидат исторических наук, доцент МЭБИК Ю.В. Озеров и пришёл к своему аргументированному выводу.

Особое внимание историк уделил версии современного исследователя жизни преподобного – В.А. Степашкина из г. Сарова, по мнению которого, дом Машниных располагался на отрезке улицы Кодринской (ныне Димитрова) между Чикинской (Ватутина) и Золотой.

Напомнив, что В. Степашкин в своей книге «Преподобный Серафим Саровский: История рода» (Курск, 2007) делает возможным поиск дома в контексте рассмотрения земельного спора матери великого подвижника Русской церкви  Агафьи Машниной с соседом Петром Ишуниным и событиями перепланировки города 1782 года, Юрий Озеров проверил логику аргументации и анализ исторических документов.

В итоге курский исследователь пришел к выводу, что В. Степашкин проигнорировал возможность соседа Машниных иметь помимо упоминаемой в «Ведомости дворов» собственности с «каменной палаткой» иное недвижимое имущество. Последнее же действительно было, представляя собой сад, подлежащий застройке, о чем и подано было прошение с указанием на Кодринскую (ныне Димитрова) улицу. Так соседний двор Машниных, привязываемый к ишунинской «палатке», находящейся в противоположной части города, был ошибочно отнесен на ул. Димитрова.

Ошибочное определение места у В. Степашкина обессмыслило, вплоть до отрицания, известный сюжет жития святого о движении крестного хода во время ливня и неожиданном проходе через двор Машниных.

Высказанные до В. Степашкина версии относительно возможного нахождения дома Машниных вблизи Сергиевского собора не согласуются с фактом принадлежности этой семьи к Ильинскому приходу.

На основе всей совокупности источников по данному вопросу Ю. Озеров сформулировал следующие исторические ориентиры нахождения дома Машниных: 1) нахождение в Ильинском приходе; 2) выход на некий «Большой переулок»; 3) отсутствие соседей с задней стороны двора; 4) прокладка по данному месту одной из улиц; 5) нахождение рядом каменного квартала с усадьбой П. Ишунина, где была «каменная палатка»; 6) расположение выше уровня движения одного из крестных ходов, застигнутого ливнем, когда Прохору было около десяти лет.

Исследователь выявил для начала общие границы поиска на основе списка-ведомости дворов 1782 г. на Нагорной стороне и утвержденного плана города Курска, где пунктиром отмечена старая планировка в наложении на нее вновь отведенных кварталов с показанием церквей и каменных строений. Для лучшего видения объектов интересующий район города был обработан в цвете с помощью фоторедактора.

Анализ первого источника обнаружил, что список владельцев дворов учитывает в своей основе деление Нагорной стороны Курска на две части, границей между которыми выступает улица «Большая Московская преспектива» (ныне Ленина). Эта «Ведомость дворов» фиксирует все строения от места будущей Красной площади и далее – к северу. Примерно до начала 600-х номеров дворов описывается первая часть города (к востоку от нынешней ул. Ленина); после – вторая (расположена соответственно к западу).

Место Машниных (№ 110), таким образом, располагалось в 1-й части, рядом с проектируемым каменным кварталом, ограниченным нынешними улицами Урицкого, Ленина, Можаевской и Володарского.

Для более конкретного выявления местожительства Ю. Озеров попытался определить территориальные границы Ильинского прихода. Сравнению подверглась последовательность описания дворов прежних протокварталов с планом города 1782 г., где отражены каменные строения. Сопоставлялась владельческая принадлежность дворовых мест с их отнесением к тем или иным приходам, опираясь, в том числе на ревизские сказки этого же года о купцах и мещанах.

Промежуточным итогом стало то, что к прихожанам Троицкого монастыря и Сергиевского храма относились жители, имевшие владения примерно между нынешними улицами М. Горького и Володарского. Отсюда сделан был вывод, что к Ильинскому приходу соответственно относилась остальная территория, западнее ул. М. Горького.

Из наложенных друг на друга планов города (до 1782 г. и после) видно, что единственной улицей, удовлетворяющей условиям поиска, является Можаевская. В самом ее начале видно обозначение каменной постройки (предположительно, П. Ишунина). Мимо данного места от Московской дороги тянется переулок в сторону Сергиевской церкви и далее к реке. При этом по задней линии граница здешних пробиваемых дворов выходит на эту же «Большую Московскую преспективу».

Именно по этому переулку наверх, скорее всего и двинулся описываемый в житии крестный ход, застигнутый ливнем. Сильные потоки воды, из-за уклона местности, доставили большое неудобство богомольцам, шедшим по будущей Сергиевской ул. Видимо, перед созидаемым храмом куряне совершали моление на пути долгой дороги в Коренную. Нежданный ливень побудил их поскорее взойти на гребень Нагорной стороны, пройдя кратчайшим путем по переулку на Московскую дорогу через проходной двор Машниных. И именно здесь совершилось одно из чудес - исцеление 10-летнего Прохора, которого мать Агафья поспешила вынести к иконе, и затем он стал поправляться.

Еще одним подтверждением наиболее вероятного расположения дома Машниных в начале Можаевской улицы является близость к этому месту «озера Глинище», находившегося примерно во дворе нынешнего роддома по ул. Ленина. По сути, это была яма, карьер, откуда когда-то добывалась глина. Очевидно, что место жительства и семейное гончарное ремесло Машниных удачно сочетались в условиях близости сырья и места его обработки.